Меню


Русский рок в лицах: группа "Квартал"


Столица FM
Расшифровка эфира
Источник

ЛИПНИЦКИЙ: Здравствуйте! В эфире программа «Содержание» на радиостанции «Финам FM» – 99,6. И у меня, ее ведущего – Александра Липницкого, моя старая приятельница и коллега по рок-сцене конца 80-х – начала 90-х: Татьяна Литвиненко, вокалистка замечательной группы «Квартал». Здравствуй, Таня.

ЛИТВИНЕНКО: Здравствуйте.

ЛИПНИЦКИЙ: Сразу скажу, что отношение у меня к вашей группе совершенно особое, в силу обстоятельств. В начале 90-х годов прошлого века, наверное, это был 1991 год, может, ты можешь подсказать, я купил два билета на концерт группы «Квартал» в ДК МГУ на Воробьевых горах. И пригласил туда своего папу, который любил эстраду. И нам очень понравился этот концерт. И так уж вышло, что это был последний концерт, на котором мы с папой побывали вместе, он вскоре из жизни ушел. Поэтому такое особое щемящее чувство.

Но мне кажется, и музыка вашей группы, несмотря на всю ее зажигательность, она вот у меня так осталась таким легким ветерком конца прошлого века. И я уверен, что наши, скажем, молодые радиослушатели ни сном, ни духом и не знали, как возникла ваша группа. Я хочу, чтобы ты сразу немножко рассказала о первых шагах.

ЛИТВИНЕНКО: Группа возникла, с одной стороны, совершенно ожиданно: я с детства любила петь, это была моя мечта, я с этим всю жизнь жила.

ЛИПНИЦКИЙ: Где, кстати, ты родилась?

ЛИТВИНЕНКО: В Днепропетровске. Я приехала в Москву, училась в Институте культуры, и там учился Артур. И как-то он зашел – это был первый курс – и спросил спички: «Девчонки, есть ли спички?» Я на него обратила сразу внимание, он был такой яркий, кудрявый, красивый. Я, конечно, растерялась, говорю: «Да, собственно говоря, спичек нет». А он говорит: «Вообще-то, я ищу певицу». Ну это же надо – случайно зашел человек и говорит именно это мне. Я побледнела, сказать ничего не могла.

Со мной была Катя Стриженова, моя подруга, учились вместе, она была тогда под другой фамилией, она говорит: «Так вот же она!» Я говорю: «Катя, ну как бы…» Он говорит: «Значит, так: завтра репетиция, я тебя жду». Я говорю: «Завтра не могу – мы уезжаем, – куда-то мы запланировали в Прибалтику, – вернусь и приеду».

Значит, едем мы с Катей, я говорю: «Слушай, ну как это – первая встреча, что же я спою?» Она говорит: «Да возьми агутинскую песню». Он написал песню для нашего курса. Я говорю: «Ну да, может быть, но надо что-то…»

ЛИПНИЦКИЙ: Что… подожди, Агутин?..

ЛИТВИНЕНКО: Мы вместе учились.

ЛИПНИЦКИЙ: Там же, в Днепропетровске?

ЛИТВИНЕНКО: Нет, в Москве, в Институте культуры.

ЛИПНИЦКИЙ: А, в Москве? Понятно.

ЛИТВИНЕНКО: Да. У нас был отличный курс, замечательное время. Я-то приехала ради, собственно говоря, творчества. Мне было, честно говоря, все равно, где учиться. Я выбрала такой нейтральный вуз, чтобы реально как-то поступить, собственно говоря, и все, чтобы быть здесь. А на самом деле, получила огромное удовольствие.

И когда я пришла, мы познакомились, уже была группа, пел Арик, была пара песен. Одна из них, которая была совершенно смешная: «Собака я, бездомный Тузик» – это надо же, но у Арика она очень круто получалась.

ЛИПНИЦКИЙ: Арик – его фамилия?

ЛИТВИНЕНКО: Артур Пилявин. Это – самый главный человек, который, собственно говоря, все это создал.

ЛИПНИЦКИЙ: Я не знал, что ты его звала Арик.

ЛИТВИНЕНКО: Да. Ну, не только я, его все звали Ариком.

ЛИПНИЦКИЙ: Ну, Макаревич его всегда очень уважительно называл Артур.

ЛИТВИНЕНКО: Артур. Ну конечно, Артур.

ЛИПНИЦКИЙ: Имя красивое.

ЛИТВИНЕНКО: Царство ему небесное.

ЛИПНИЦКИЙ: Знаешь что, давай-ка на этой грустной точке мы немножко развлечемся вашим главным хитом, с которого начиналась группа «Квартал» и ее слава – «Парамарибо».

(Звучит песня «Парамарибо».)

ЛИПНИЦКИЙ: Напоминаю, вы слушаете программу «Содержание» на радиостанции «Финам FM» – 99,6. И у меня в гостях Татьяна Литвиненко, чей голос вы только что слушали в хите группы «Квартал» «Парамарибо».

Откуда, кстати, сразу хочу спросить, вот эта полифония ритмов, цветов в музыке? Этим вы всегда выделялись.

ЛИТВИНЕНКО: Это точно. Но это то, что нравится – нравится в музыке. Я думаю, как это ни странно, это сейчас я это понимаю, вот для меня, собственно говоря, пласт и вообще все, что мне дает какую-то энергию, любовь, вдохновение – это все 80-е. Я думаю, это, отчасти, и «черная» музыка, и джаз, и легкая музыка 60-х – это то, что нравилось. Но для меня это самое вот красивое. И слава богу, что мы все в «Квартале» именно это-то и любили.

ЛИПНИЦКИЙ: А как, кстати, родилось название группы?

ЛИТВИНЕНКО: Долго рождалось. Мы сидели и думали, встречались… И родилось: Арика жена – она предложила «Квартал». У нас были друзья «Рабочий район», ну, может быть, это как-то, ну, что-то такое, квартал. Мы здесь живем, это наша жизнь. И поэтому там может быть все: любые истории, путешествия, любые перемещения – и очень все логично.

ЛИПНИЦКИЙ: Я сразу вспомнил видеоклип на песню «Rolling Stones» «Neighbours» – «Соседи», как в одном доме происходит все. А вы что, и жили где-то недалеко друг от друга?

ЛИТВИНЕНКО: Ну, Москва – город большой, часто были рядом, да, как-то так вот. Ну, мы все перемещались, так как все были не москвичи и снимали квартиру, поэтому как-то все время были рядом и на колесах.

ЛИПНИЦКИЙ: Кто-то у вас, по-моему, из Львова? Это так?

ЛИТВИНЕНКО: Нет, никого не было из Львова. Артур был из Сибири – Иркутск. Потом он жил в Братске. Нет, конечно, много и москвичей – барабанщик наш, вот, наверное, единственный. Нет, Саша – трубач, тоже москвич.

ЛИПНИЦКИЙ: Ты, кстати, говори фамилии – интересно же.

ЛИТВИНЕНКО: Да. Про Сашу – я к нему очень тепло отношусь и с уважением, и с любовью. Александр Дитковский – он, конечно, трубач великолепный. К тому же, он играет у Андрея Макаревича, не только в «Креольском танго», но и в «Машине времени».

ЛИПНИЦКИЙ: Скажи, вот первые пути группы – это год, наверное, 1987-88-й, я помню, и тогда, конечно, на пике успеха и, я бы так сказал, востребованности был русский рок, со всей его крутой правдой. Вы никогда не лезли ни в политику, ни в социальные, так скажем, ниши той рок-музыки. Чувствовали вы такую некоторую отчужденность, что вы – сами по себе?

Конечно, были группы на вас чуть-чуть, где-то, краем, боком похожие – это и «Браво», и «Бригада С», и кто-то еще – ну, я имею в виду то, что называлось «московская попса»: так ленинградцы слегка иронично называли вот эти ваши группы. Но тогда вы чувствовали, что вы нужны? Вот на самом первом этапе деятельности группы?

ЛИТВИНЕНКО: Да.

ЛИПНИЦКИЙ: Да?

ЛИТВИНЕНКО: Почему-то очень это чувствовали. И, как это ни странно, тусовка, в принципе, концертная была одна. Я знакома со всеми артистами с тех времен – мы выступали все на одной сцене. Первый концерт был с «Бригадой С», как сейчас помню, что очень приятно. Ну да, и наши друзья… Со многими артистами, хотя жанры совершенно разные, да, у нас не рок, но почему-то и музыканты как раз роковые, как это ни странно, с большой симпатией и любовью к нам относились.

ЛИПНИЦКИЙ: Тогда на Западе, в частности в Америке, было несколько групп, определяющих вот ритмы. Это, конечно, «Kid Creole And The Coconuts». Я понимаю, откуда ноги растут у вас. Расскажи, еще какие у вас были источники вдохновения? «Jazz Samba» – какие-то классические пластинки босановы? Что еще?

ЛИТВИНЕНКО: Как раз в те времена, когда мы все начинали, я мало чего слушала и знала, только то, что на поверхности. Скорее всего, вот может быть, потом я для себя открывала каких-то героев и понимала, откуда, где-то… Ну, не было такой информации. Я думаю, у Артура – то же самое. Скорее всего то, что самое такое.

Как раз тогда появилась Шаде, и я даже не знала еще о ней. Кто-то пришел и говорит: «Ой, а вы похожи на Шаде!» Я говорю: «А кто это?» И подарили мне пластинку. Ну, конечно, она стала у меня на первом месте, год я ее, значит, слушала и так, и эдак. И могу сказать, что и сейчас она одна из моих любимых певиц, скажем так, по всем стандартам – по музыке, по голосу, вообще по всему. Я с огромным удовольствием к ней отношусь.

ЛИПНИЦКИЙ: Я тебя порадую: насколько я знаю, ведутся переговоры о ее приезде, наконец, и в Россию.

ЛИТВИНЕНКО: Наконец-то.

ЛИПНИЦКИЙ: А вчера я купил вот этот ее последний альбом – «Soldier of Love».

ЛИТВИНЕНКО: И как он?

ЛИПНИЦКИЙ: Слушай, я слушал уже синглы.

ЛИТВИНЕНКО: Ага.

ЛИПНИЦКИЙ: Ну, хороший, конечно, она его долго готовила. Надо сказать…

ЛИТВИНЕНКО: Просто я думаю, ей очень сложно: после того, какие у нее есть треки, и в принципе столько всего было, настолько шедеврально – мое такое ощущение – ну как еще, что, в каком ключе? Понятно, в этом. Вот что нужно еще этакое придумать? Поэтому…

ЛИПНИЦКИЙ: Возьми и послушай.

ЛИТВИНЕНКО: Да.

ЛИПНИЦКИЙ: В общем, это не сложно, я тебе дам. Давай послушаем вашу песню, которую ты предложила вторым номером: «У меня в глазах весна». Есть что сказать об этой песне?

ЛИТВИНЕНКО: Конечно. Песня безумно красивая. И поет ее девушка – Софи О’Кран, она пела в «Квартале». Но это же все – «Квартал», поэтому сейчас пою я эту песню. Но в принципе, песня очень красивая, и она ее здорово спела.

ЛИПНИЦКИЙ: «У меня в глазах весна», «Квартал».

(Звучит песня «У меня в глазах весна».)

ЛИТВИНЕНКО: Слава богу, что как раз эту песню поет Соня. А то, думаю, мало ли, может быть, другой трек ребята записали.

ЛИПНИЦКИЙ: А у вас вообще сколько было вокалисток за всю историю «Квартала»?

ЛИТВИНЕНКО: Ну, была я.

ЛИПНИЦКИЙ: Основная, да.

ЛИТВИНЕНКО: Потом я ушла в декретный отпуск на пару месяцев, и появилась Софи, Соня.

ЛИПНИЦКИЙ: Понятно. Скажи, пожалуйста, в те годы все поехали дружно за границу, вот как раз открылась Горбачевым калиточка на Запад, и, насколько я знаю, вы тоже, вместе со всеми стали гастролировать, вот как вас встречали? Такая поп-музыка из России – насколько это было ожидаемо, востребовано? Вы были в разных странах.

ЛИТВИНЕНКО: Да. Первое путешествие наше было в Стокгольм. Была вечеринка, было две группы, вторая была «Garbage». Тогда я не знала…

ЛИПНИЦКИЙ: А, «Garbage»?

ЛИТВИНЕНКО: …Об этой группе. Ну да, все очень так для меня необычно. Это и понятно – у нас только начинались, в принципе, только открывались клубы, не было еще пока такой темы. Нас очень хорошо принимали.

Мне еще приглянулось, как одеты были девушки, у нас, конечно, так не ходили: это большие военные сапоги, относительно большие – все это очень красиво, и легкие платья. Ну, я думаю, вряд ли это потому, что мы – русская группа. Просто у них была такая мода, ну, немножко такая, «рашен» – как бы военная, что-то какие-то значочки…

ЛИПНИЦКИЙ: Интересно, что именно в Скандинавии любили группы из России с женским вокалом. Я помню, я туда возил в начале 90-х группу «Атас», они прекрасно, девчонки, там были приняты – в Финляндии. Там культ Пугачевой был – опять-таки, в Скандинавии, в частности в Финляндии. Значит, и вы очень полюбились там, да? Интересно все-таки, видимо, холодным скандинавам русские девушки что-то такое важное нашептывают в микрофон.

ЛИТВИНЕНКО: Ну, мне показалось, что в принципе, они настолько открыты. Если музыка понятная, она красивая и, собственно говоря, есть настроение, то все очень открыты к этому. И неважно понимать, о чем – это уже нюансы. Все и так понятно.

ЛИПНИЦКИЙ: Ну и вот как проходило ваше, так скажем, развитие деятельности «Квартала» в 90-е годы? Появились первые клубы – вот «Бункер», потом, что-то я уж не помню, какой там был следующий, «Manhattan Express», да? Помнишь, был?

ЛИТВИНЕНКО: Помню, очень долго помню его.

ЛИПНИЦКИЙ: И вы всюду играли, гастролировали по России. Участвовали, может быть, в каких-то программах, типа: «Голосуй или проиграешь!», как многие? Нет? Как это все было? Использовали ли вас, например, в каких-то предвыборных технологиях тех лет, как многих других, того же Макаревича или Гребенщикова – использовали?

ЛИТВИНЕНКО: Ну да, было у нас. Конечно, я не помню, в связи с чем, но какое-то турне, очень давно, по Золотому Кольцу. Кстати, я уже не помню, честно говоря, в чем суть, как это ни странно. Никогда политика меня не интересовала.

Это удивительно, но сейчас меня пугает, что иногда я об этом говорю. Во всяком случае все вокруг меня, и я тоже включаюсь. Говорю: «Господи, меня никогда это не интересовало», – стало как-то немножко интересовать. Неужели я взрослею? Ну, на самом деле, да, открылись новые клубы, и, собственно говоря, мы везде там выступали.

ЛИПНИЦКИЙ: А что это вот за такое странное название у песни, которая у нас следующая – «Садо-Якко»?

ЛИТВИНЕНКО: Потому что Садо-Якко – это имя девушки-танцовщицы японской, которую увидел Гумилев, и он написал стихи. А Артур написал музыку. И получилась такая удивительная песня.

ЛИПНИЦКИЙ: А поешь ты?

ЛИТВИНЕНКО: Пою я.

ЛИПНИЦКИЙ: «Квартал», «Садо-Якко».

(Звучит песня «Садо-Якко».)

ЛИПНИЦКИЙ: Мы продолжаем слушать группу «Квартал» в программе «Содержание». И у меня в гостях вокалистка этой группы – Татьяна Литвиненко. Таня, но 90-е были суровые годы, далеко не всем группам удалось удержать даже свой стиль. Многие его очень сильно изменили, изменили направление, названия групп – не буду перечислять, многие ведущие рокеры. Но «Квартал» оставался «Кварталом». Как вы в эти годы балансировали, можно сказать, в таком трудном переходном времени? Известная поговорка: не дай вам бог жить в эпоху перемен! Как вы прошли перемены?

ЛИТВИНЕНКО: Ну, наверное, тоже по-разному, скажу по-честному. И у нас все как-то менялось, и мы сами менялись. Возможно, помогала какая-то любовь и вкус, который все равно не меняется. Хотя эксперименты были и у нас, безусловно. Ну так, немножко: где-то в эту сторону, где-то – в эту. И это естественно, потому что хочется попробовать все. Появлялась разная музыка, и это как-то вдохновляло на новые какие-то этапы. Естественно, все были мы те же, но всегда чего-то где-то, оттенок какой-то присутствовал. Трудно сказать. Дело в том, что как выжили – мы много путешествовали. Находили какие-то такие варианты, какие-то предложения. Но мы выживали.

ЛИПНИЦКИЙ: А запись альбомов? Вот как проходила у «Квартала» запись пластинок? Они ведь были довольно популярны в 90-е годы, я помню, ваши альбомы. Были у вас свои любимые звукорежиссеры, студии?

ЛИТВИНЕНКО: Ну да, были.

ЛИПНИЦКИЙ: Кто снимал видео-клипы?

ЛИТВИНЕНКО: Люди видео-клипы снимали разные. Первый Хлебородов снял нам клип на песню «Таити». Он мне, кстати, очень нравился, но клип этот – ну да, его как-то нигде и не показывали, честно говоря. Так, немножко.

ЛИПНИЦКИЙ: Деньги не платили, вот и не показывали.

ЛИТВИНЕНКО: Да? Наверное. Как сказал Макаревич: «Эх, совка не хватило для вас, лет пять еще». Ну так, когда все было понятно. Потому что первую нашу запись мы делали у Пугачевой на студии с Кальяновым. Для меня это было в первый раз, очень удивительно. Как раз в это время писалась группа «Наутилус», я первый раз их услышала. А потом у нас был концерт как раз зимой вместе с ними.

Ну конечно, все впервые, все же по-взрослому, да, уже студия. Но приятно было, мне самой нравится эта запись. Где же еще? Потом мы, в основном, писались у Сони Кругликовой на Старом Арбате. Ну да, мы уже знали эту студию.

Как все происходило – и днями, и ночами. Ну, группа большая, обычно сначала ритм-секция, все вместе, потом опять все вместе, потом кто-то сидит, кто-то работает, ну, как-то так менялось. Артур, конечно, был всегда.

ЛИПНИЦКИЙ: Ну да, он был основным продюсером.

ЛИТВИНЕНКО: Он был основным продюсером, да.

ЛИПНИЦКИЙ: А что ты скажешь про песню «Волшебный мир любви», которую мы собираемся слушать?

ЛИТВИНЕНКО: Скажу, что песня мне очень нравится. Хочу сказать, что эта песня новая, которая уже родилась, скажем так, после Артура.

ЛИПНИЦКИЙ: После гибели Артура?

ЛИТВИНЕНКО: После гибели Артура, да. Потому что какое-то время был какой-то вакуум – вообще не понятно, что делать. Нужно ли что-то делать вообще? Поэтому эта песня меня радует, я люблю ее петь. Мне кажется, она очень симпатичная.

ЛИПНИЦКИЙ: Кто ее написал?

ЛИТВИНЕНКО: Написал мой приятель.

ЛИПНИЦКИЙ: Слова?

ЛИТВИНЕНКО: И слова и музыку. Аранжировку – разумеется, все вместе.

ЛИПНИЦКИЙ: Ты можешь раскрыть автора?

ЛИТВИНЕНКО: Могу, с удовольствием. Юра Астахов.

(Звучит песня «Волшебный мир любви».)

ЛИПНИЦКИЙ: Итак, мы с моей гостьей, вокалисткой группы «Квартал», Татьяной Литвиненко дальше идем по биографии группы, по ее дискографии. И мы слушали только что песню «Волшебный мир любви». Таня, вот нулевые годы, в каком году произошла эта трагедия, которая всех всколыхнула? Бывают такие случаи в истории поп-музыки, как гибель Отиса Реддинга, Бадди Холли, Джона Леннона – и гибель основателя группы «Квартал», Артура, из их числа, это была потеря для всех. Когда это случилось?

ЛИТВИНЕНКО: Это случилось в 2001 году.

ЛИПНИЦКИЙ: И как вы после этого? Ну, я понимаю, что это был шок, что, наверное, на несколько лет все остановилось и, тем не менее, музыканты нашли в себе силы работать дальше.

ЛИТВИНЕНКО: Ну, да, это как-то… сначала да, вообще все было непонятно и как-то пусто, а потом я стала работать в «Б2» и, как организатор уже, как бы можно сказать, с другой стороны, есть события, и я же в музыке, и возникла идея сделать концерт, посвященный Артуру. И с этого все и началось, мы выступили, я говорю: «Парни, так и так, нам надо встретиться». И после этого мы поняли, что нам хочется быть вместе – и тут сердцу не прикажешь. Сказать, что это был бизнес – никогда такого не было. Каждый занят своим, у каждого, помимо «Квартала», есть своя еще личная деятельность – у кого-то в музыке, у кого-то так. Но «Квартал» – это что-то особенное для каждого.

ЛИПНИЦКИЙ: Ну, давай сразу послушаем песню, которая так и называется – «Галактическое путешествие». Мне кажется, у такой группы, с такой длинной и драматичной историей, как ваша – название этой песни подходящее сейчас.

ЛИТВИНЕНКО: Да, песня отличная. Тоже новая.

(Звучит песня «Галактическое путешествие».)

ЛИТВИНЕНКО: Арик, конечно, лично для меня композитор номер один. И я считаю, что это просто счастье, что он у меня был. Я даже не представляла, как я могу спеть другие песни. Как-то Инна Желанная говорит: «Тань, а как ты вообще их поешь? Их спеть невозможно». А для меня это ну как ходить в платье. Я говорю: «Да». Ну, то есть мне вот вообще все понятно. И когда он показывал мне какую-то новую песню, было ощущение, что с неба на меня сваливается какой-то безумный подарок. Я шла счастливая, но никто же не понимал, почему. Я понимала это как приобретение чего-то, а это же удовольствие. То есть это опять какая-то моя история, какая-то моя драматургия, и я знаю, что я ну буду ее не то, что рассказывать – и сама еще получать от нее удовольствие.

ЛИПНИЦКИЙ: Я вот помню, что у Макаревича, в частности, – а может быть, и у других ребят из «Машины времени» – был с Артуром какой-то проект.

ЛИТВИНЕНКО: У нас был вместе проект «Квартала» с Андреем Макаревичем. Артур взял его песни. Ну, выбрали, и совершенно по «Квартальски» их сделали. Пел Артур, что-то пела я. Ой, пел Андрей Макаревич, разумеется. Но они были другие. Кстати, получилось очень здорово.

ЛИПНИЦКИЙ: Да я помню. Как-то сумели вы оживить и расцветить песни.

ЛИТВИНЕНКО: Ну, да, есть песни, есть мелодика…

ЛИПНИЦКИЙ: Надо сказать, что у «Машины времени» отличные песни, но так как они их уже 40 лет поют в одной манере, то это правильная была идея.

ЛИТВИНЕНКО: А это песни были старые-старые, что их никто не пел и не вспоминал.

ЛИПНИЦКИЙ: 70-ых?

ЛИТВИНЕНКО: Естественно, да.

ЛИПНИЦКИЙ: Ну, да: у меня Андрей был в гостях, и мы одну песню с этого вашего совместного альбома ставили. Скажи, пожалуйста: вот ты начала работать – я бы так сказал, арт-менеджером в одном из самых интересных клубов, где и я выступал в качестве и музыканта, и менеджера (конечно, «Б2» – это целая эпоха московской рок-музыки), и ты пришла в тот момент, когда, собственно, он был на подъеме. Сейчас уже очень острая конкуренция, он уже не выделяется таким образом, как раньше. Была какая-то специфика в работе этого клуба? Вот чисто внутренние впечатления.

ЛИТВИНЕНКО: Ну, конечно, была. Я там уже давно – не знаю, хорошо это или плохо, давно это или не очень. Но, конечно, была – во-первых, для меня все это было дико ново, но почему-то все мои друзья говорили: «Тань, это прямо твое место». А мне уже хотелось поработать в клубе – ну, наверное, в силу моего характера, мне нужно, чтобы все ко мне приходили. Ну, где это, не домой же ко мне все будут приходить? Я люблю общаться, мне нравится музыка, я люблю смотреть концерты. Это то, что я люблю. Ну, своя специфика, безусловно. Но она всегда менялась – конечно, это и характер, и все было до меня уже готово и все было понятно. Я, конечно, ничего там не ломала – не дай Бог, – а пыталась очень мягко влить, понять. Ну, потом, конечно, и добавлять свое, где-то я, конечно, и дров ломала, и, слава Богу, меня не очень за это ругали.

ЛИПНИЦКИЙ: Мне интересно, в родном Днепропетровске «Квартал» любили, ты приезжала на гастроли в город, где ты выросла?

ЛИТВИНЕНКО: Один раз.

ЛИПНИЦКИЙ: И как это было?

ЛИТВИНЕНКО: Очень хорошо. Ну, это был клуб, поэтому сейчас, когда кто-то туда едет, я говорю: «Передавайте привет любимому городу». И я говорю: «Может быть, «Квартал»-то позовут?» Ну, как-то есть история, потому что все-таки я оттуда. Ну да, «Квартал» любят. Но опять, любят те люди, которых я знаю. Так, в большом объеме, я без понятия, знают ли.

ЛИПНИЦКИЙ: Ну ладно. Послушаем вашу песню «Пальцы». Два слова о ней.

ЛИТВИНЕНКО: Ну, это тоже из новых песен, это моего другого приятеля, тоже Юрия, но уже Бакдоноса. Ему очень хотелось, чтобы я спела его песню – и, в принципе, эта песня показалось для меня вполне моим жанром. Поэтому, собственно говоря, мы ее и записали.

ЛИПНИЦКИЙ: «Пальцы», «Квартал».

(Звучит песня «Пальцы».)


 Другие статьи